↑ Наверх

АФИША событий и мероприятий  Тольятти и Самарской области
Поиск и находки в Тольятти: Люди, животные, вещи, докуметы. Отдать, принять в Тольятти

История АВТОВАЗа по дням
Яндекс.Метрика

Обвиняемая в гибели двух девочек бывший работник пансионата «Радуга» заявляет, что ее «сделали крайней»


В суде Центрального района Тольятти начался суд над бывшим методистом муниципального пансионата «Радуга» Дарьей Анисимовой, обвиняемой в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух лиц (ч.3 ст. 293 УК РФ). Напомним, трагедия произошла 30 апреля 2010 года: из «Радуги» самовольно ушли две отдыхавшие там первоклассницы (по 8 лет), Даша и Лиза. Обе вечером того же дня были обнаружены утонувшими в акватории расположенного неподалеку яхт-клуба «Гольфстрим». Стоит отметить, что девочки отдыхали в лагере по бесплатным путевкам мэрии Тольятти для семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. К сожалению, они успели провести в лагере всего пять дней…
Следствие длилось год. Первоначально правоохранители искали криминал в действиях директора пансионата Юриса Королева и вожатого 4 отряда Александра Разумовского. Однако впоследствии пришли к выводу, что ненадлежащим образом исполнила свои обязанности методист «Радуги». То есть человек, работавший за оклад 4,5 тыс. рублей, в обязанности которого входила подготовка сценариев праздников и методические консультации. Какой-либо ответственности за детей в должностных инструкциях методиста не прописано. Неожиданный поворот следствия дополнило ходатайство гособвинителя о запрете присутствовать на суде СМИ. Судья удовлетворила это ходатайство, так что судить Дарью Анисимову будут тихо.

«ПС» удалось пообщаться с подсудимой. Перед нами маленькая, хрупкая, интеллигентная девушка. По мнению Дарьи, во всей истории ее сделали крайней, так как дело резонансное, «обязательно должен быть виноватый», а тем, кто действительно виновен в случившемся, отвечать за произошедшее не хочется.

«Я трудоустраивалась в «Радугу» как методист, и по всем документам, включая трудовую книжку, прохожу как методист, — рассказывает девушка. — На время заездов, когда в лагере идут смены, фактически начальником лагеря становится заместитель директора по воспитательной работе. Он и несет ответственность за детей. Но в январе 2010 года мы попали под 10%-е сокращение штата, и мэрия сократила эту должность. Зачем это нужно было делать, мы не имеем понятия. В 2010 году в лагерь впервые заехала смена во время учебного года, ранее у нас такого никогда не было. Дети одновременно и учились, и лечились. Ввиду того, что шел еще апрель, у студентов как раз сессии, зачеты, найти на это время вожатых очень трудно. Я говорила об этом директору, но, скорее всего, стремление заработать деньги (лагерь выиграл этот заказ на конкурсе) одержало верх, и лагерь взялся выполнять этот заказ. В нормах СаНПИН указывается, что на отряд в 25 человек должно быть три вожатых, но не указано, что одновременно. К тому же вожатый должен работать не более 8 часов в сутки. И наш директор нашел оригинальный выход из ситуации — утром на отряде дежурит один вожатый, днем второй, ночью — третий. То есть единовременно с детьми находится всего один взрослый».

Из материалов дела следует, что первоклассницы Даша и Лиза вели себя в отряде вполне хорошо. Но к празднику 1 мая многие родители стали забирать детей домой, и свидетели предполагают, что Даше и Лизе тоже захотелось в город. Не так давно отслуживший в армии Александр Разумовский 30 апреля заступил на должность вожатого первый день в своей жизни. Как он сам объясняет, в лагере он толком даже не знал, кто здесь руководители, и «поэтому старался слушать просто всех подряд, чтобы лучше выполнять свои обязанности». Примерно в 12.40, когда он собирался вести отряд на обед, он увидел Дашу и Лизу в холле одетыми, с рюкзаками. Девочки категорично заявили, что хотят домой. Свидетелем требования стала вожатая из другого отряда, она отвела девочек на вахту, дала им возможность позвонить родителям. По ее словам, девочки сказали о своем желании, она подтвердила взрослым это, а те ответили, что сегодня приедут. Подружек вернули в отряд, и все вместе пошли в столовую. У столовой вожатый пересчитал отряд и обнаружил, что девочек нет. Оказалось, они спрятались за стоящими рядом елками. Вожатый нашел их, вывел оттуда и привел всех в холл столовой, где было около ста детей, моющих руки, и прочее. Вполне возможно, что в это время они сбежали в третий (и в последний) раз. Исчезновение Даши и Лизы вожатый обнаружил уже на построении у столовой после обеда. Беглянок бросились искать всем персоналом и, не найдя, вызвали милицию.

В лагере четверо ворот и две дыры в заборе, но подружки, скорее всего, ушли через ближайший к столовой выход. Именно здесь их след взяла собака, поведшая кинологов через лес к автодороге. Здесь, на дороге, след обрывался. Возможно, девочек подвозила газель или другая машина до яхт-клуба «Гольфстрим». Впоследствии подружки девочек говорили, что те хотели «на Волгу купаться» и звали с собой других. Уже вечером персонал яхт-клуба обнаружил девочек утонувшими прямо в верхней одежде. Здесь было ограждение из нанизанных на канат буев, вращающихся вокруг своей оси. Возможно, девочки бегали по ним и сорвались. Каких-либо повреждений на телах Даши и Лизы, кроме характерных ссадин, указывавших на то, что девочки сорвались с буев, не найдено. Экспертиза пришла к выводу, что обе захлебнулись.

Как рассказывает Дарья Анисимова, через несколько дней ее вызвала заведующая канцелярией лагеря и уговорила подписать бумагу о возложении на методиста функций начальника лагеря, причем задним числом — до начала заезда, то есть до трагических событий. Методисту якобы объяснили, что «это просто формальность, так надо для проверки» и прочее, и та, доверяя хорошо знакомому сотруднику, подписала. Возможно, в то же время появился и приказ об организации заезда, за который отвечает тоже почему-то методист. Но Анисимова утверждает, что ее подпись там подделана. Оба документа, по мнению Анисимовой, и позволили сделать ее крайней в случившемся. Подсудимая также рассказывает, что после ЧП в «Радуге» мэрия восстановила сокращенную должность заместителя директора по воспитательной работе, и проблем со штатом вожатых больше не возникало.

Факт:
Экспертизу подписи якобы Анисимовой, возможно, придется делать на этапе судебного расследования. В Тольятти такая экспертиза стоит около 20 тыс. руб., в Самаре — около 30 тыс. руб. за счет заказчика.

«Площадь Свободы»
=3284

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.